Логотип

Dschinghis Khan

дископедия > диско > dschinghis khan > история

Если рассматривать историю создания группы Чингисхан более детально, то она интересна и захватывающа как криминальная история карточного шулера. Опытный и талантливый продюсер, собрал шесть молодых людей (из них только двое знали друг друга раньше), и за месяц создал группу, которая появилась во всех международных хит-парадах. У неискушенного зрителя возникает множество вопросов: Как это всё происходит? Что надо для этого уметь, что надо делать и чего делать не следует? Мы постараемся найти ответ на эти вопросы.

История создания группы начинается с популярного фестиваля и идеи продюсера, которая долгое время пылилась в ящике письменного стола. Ральф Зигель, продюсер, композитор, основатель группы Чингисхан, осенью 1978 года был озадачен проблемой написания песни для ежегодного музыкального фестиваля "Grand Prix de la Chanson", где именно его композиция должна была представлять Германию. Вместе со своим другом и поэтом - доктором Берндом Майнунгером (агро-экономистом по профессии, который в данном случае выступал критиком) - композитор Ральф Зигель сидел дома за роялем и наигрывал разные мелодии для фестиваля.

"Дело было примерно в восемь вечера, мы написали три песни. Мы устали и хотели пойти поесть, когда Бернд сказал: «Давай напишем ещё одну песню. Надо все же написать песню Чингисхан». Мне показалась эта идея фантастической. И именно в тот момент нам пришла в голову идея написать именно эту песню для Grand Prix", рассказывает Ральф Зигель о "моменте рождения" группы Чингисхан.

На самом деле, оба продюсера обладали огромным количеством творческих идей и это помогло им найти и прочувствовать именно то, что надо было международной публики. Ральф Зигель рассказывает о концепции Чингисхана: "Проблема на международных фестивалях всегда заключается в том, что тексты песен написаны на разных языках. Зритель из Финляндии не понимает, что поёт артист из Германии и наоборот. Опираясь на это, мы решили написать для фестиваля песню Чингисхан, так как это имя интернациональное и понятно всем. Мы решили, что важен не только текст, но и инсценировка того, о чём эта песня. И, конечно, действие должно быть костюмировано".

Но всё это было впереди. Сначала Ральф Зигель записал пробный вариант песни, который он спел сам. Эту, так называемую на профессиональном жаргоне, демо-версию, должно было оценить жюри, которое в последствии могло допустить группу к участию в немецком полуфинале, чтобы быть допущенными к участию в Grand Prix. Ещё до того, как жюри получило запись, Ральфу Зигелю пришла в голову ещё одна идея. В сопроводительном письме для жюри, продюсер написал, что, само собой разумеется, песню Чингисхан будет петь группа Чингисхан.

В жизни всё происходит быстрее, чем предполагает человек: жюри незамедлительно одобрило песню. Продюсеру тотально не хватало времени. То надо было заниматься то группой, то пластинкой, то ещё, чем-то. Ральф Зигель сухо комментирует: "Песня Чингисхан была двенадцатой и последней в полуфинале. Группы не существовала и передо мной стояла задача: к 17 марта 1979 создать и выпустить на сцену группу Чингисхану. Я подумал, что мы с этим справимся. Затем пришло Рождество, потом известная выставка-ярмарка "MIDEM" в Каннах, и когда, я вернулся оттуда в конце января, у нас оставалось ровно 6 недель для подготовки".

Конечно должно было что-то произойти. Но так как Ральф Зигель и его команда работали в этой отрасли не первый день, у них за плечами был пятнадцати летний опыт, они уверенно преступили к работе: "Я обращался ко всем, кто знал артистов, которые в то время не были ни с кем связаны контрактными обязательствами. Я обзвонил всех кого я знаю, от Франкфурта до Лихтенштейна, от Цюриха до Люксембурга." И уже в первые две недели в Мюнхене побывали и пообщались с продюсером пятнадцать молодых певцов и певиц. Они были очарованы идеей создания группы. Именно из этих пятнадцати человек затем было выбрано шесть участников группы Чингисхан.

Конечно, и здесь случай сыграл свою роль. Так, например, в случае со Стивом Бендером (лысый участник группы): ещё до идеи создания группы, фирма Ральфа Зигеля занималась его продюсированием. В офисе "Siegel-Produzenten Werner Shuler" висел плакат с его изображением. "Ребята, он полностью соответствует моим представлениям о ещё одном участнике группы",- сказал Зигель, когда увидел фото Бендера.

Лесли Мандоки, "выловили" среди огромного множества молодых артистов: "Однажды молодой венгерский композитор пришёл в студию с уже готовой композицией - это был Лесли Мандоки. Мой друг и коллега Йоахим Нойбауер показал мне фото Лесли. Я подумал: «Он обладает прекрасными внешними данными, если он ещё и петь умеет, то он отлично подходит для группы», - поясняет господин Зигель.

Поиски участников группы были переполнены воодушевлением и позитивным настроем. Каждому, кто заходил в студию, расположенную тогда на улице Хёшель, Зигель рассказывал о своей идеи и старался заинтересовать и заинтриговать музыкантов и исполнителей. Было важно, чтобы идея вдохновляла: "Да, мы создаём группу, мы хотим, чтобы группа была успешной".

Эдину Поп, в то время самую известную из всех членов группы на германской эстраде, Ральф Зигель знал достаточно хорошо. Она дополнила состав группы для выступления на Grand Prix. Луис Потгитер, постановщик танца, появился в группе, как логическое продолжение уже начатой работы. Ральф Зигель исходил из того, что группа должна не только петь, но и изображать действие на сцене. От своего друга, хореографа Билли Милле он узнал о Луисе и пригласил его поработать. Коренной житель Южной Африки, к тому времени обосновался в Мюнхенском Театре на Гертнер-плац, имел двух годичный контракт и танцевал классические танцы. Потгитер обладал страстью и талантом к созданию современного развлекательного шоу, и, потому два раза приглашать его не пришлось.

Таким образом команда была почти собрана.; времени до германского полуфинала оставалось совеем не много, а надо было найти ещё двоих участников. "Как это обычно бывает, нам просто повезло", - рассказывает Ральф Зигель, - "мне не хватало ещё одного мужчины и одной девушки. Так как я всё время вращался в музыкальных кругах, то я спрашивал у всех своих друзей: знаете ли вы кого-нибудь, кто может петь, обладает хорошими внешними данными и приятен в общении?" Так однажды наш гитарист Билли Ланг сказал мне: "Конечно, знаю. Это мой друг Вольфганг". Я ответил: "Я же его тоже знаю. Ты мне уже как то наигрывал что-то из его музыки". Я встретился с Вольфгангом Хайхелем, рассказал ему всю история; наиграл мелодию песни, разъяснил идею. Вольфганг был восхищён. Конечно, я сразу спросил его, не знает ли он девушку, которая хорошо бы подошла для работы в группе. Вольфганг ответил, что знает, но сомневался, подойдёт ли она. Тогда я ему сказал: "Только не говори, что это твоя жена." Он ответил: "Да, это моя жена". Тогда я ему сказал: "В таком случае, говорю вам сразу открыто, если она мне не понравиться, то это не будет иметь никакого значения, жена она вам или нет". На следующий день Вольфганг пришёл со своей женой Генриеттой. Как ангел, она впорхнула ко мне в кабинет. Я отчётливо помню её светло бежевое платье. Она была такой обаятельной и пленительной. Тогда я подумал, если она ещё и петь умеет, то это просто идеальная комбинация. Мы сели все вместе к пианино и оказалось, что она действительно умела петь. Вот так я нашёл шесть участников для группы Чингисхан.

Когда группа была собрана в полном составе, оставалось пять недель до полуфинала. Тогда начало происходить всё то, что одним словом можно назвать "трудности". Конечно, все члены группы должны были привыкнуть друг к другу. Никто не мог предугадать, как люди будут чувствовать себя вместе в коллективе. А когда люди выступают на одной сцене, должны проводить вместе дни и ночи, то хорошие личные отношения очень важны. Стив, Генриетта, Эдина, Луис, Вольфганг и Лесли ходили гулять, за покупками, проводили вместе вечера и узнавали друг друга всё лучше и лучше. "Было очень важно, чтобы участники группы, хорошо понимали друг друга как люди, как личности. "Сразу стало заметно, что этих людей связывала не только музыка, но и здоровое чувство юмора и серьёзное отношение к тому, что они делали", делиться своими впечатлениями Ральф Зигель о "периоде знакомства" членов группы.

Несмотря, на огромное количество времени, которое все члены группы проводили за работой, его катастрофически не хватало и хотелось, чтобы в сутках было хотя бы двадцать восемь часов. Сначала надо было сшить костюмы. Конечно, у продюсера в голове была чёткая концепция группы Чингисхан, но её реализация была сопряжена со многими трудностями. Поэтому работу надо было поручить настоящему профессионалу: Марк Мано (Marc Mano), тридцати летний житель Мюнхена, со своим ателье на Леопольд штрассе, уже более десяти лет занимался тем, что шил сценические костюмы и костюмы для фото сессий для немецких артистов и для артистов из других стран. Среди его клиентов: Amanda Lear, Silver Convention, Chris Roberts и Howard Carpendale, а так же Peter Maffay, Roberta Kelly, Dее D. Jackson, Claudia Barry. Вот уже пять лет, как он создавал костюмы в стиле диско: при этом музыка интересовала его значительно меньше, чем наряды и аксессуары. Отрезы сатина, платья с блёстками, блестящие штаны, всем этим были завалены полки в его ателье. Вместе с Ральфом Зигелем планировал и кроил Мано то, в чём участники группы Чингисхан должны были быть одеты во время фото сессий, выступлений в телешоу и на сцене, съёмках для обложек пластинок. Прежде чем группа смогла упаковать в чемоданы свои костюмы, надо было пройти многочасовые примерки, долгие выборы цветов, фактуры, длины и ширины нарядов. Надо было проделать огромное количество работы, потратить много денег и времени.

Ситуация осложнялась ещё и тем, что многие газеты и журналы хотели получить фотографии группы для своих специальных изданий, посвящённых Grand-Prix. Ральф Зигель вспоминает: "Над нами всегда нависала угроза того, что у нас не будет фотографий. Я был просто уверен в том, что некоторые газеты на месте фотографий, напечатают крупным шрифтом предложение с большим знаком вопроса: Что такое группа Чингисхан, кто это? Когда пресса получила первые наши фотографии, некоторые из наших костюмов были ещё только намётаны. Это заметно на первых фотография для газет и журналов. На них костюмы сидят на артистах совсем по другому, чем на более поздних фото для обложек пластинок".

К работе над костюмами прилагалась ещё одна не мало важная задача: представить визуально концепцию группы как можно лучше: из этого следовала сотрудничество с хорошим визажистом. Существуют люди, которые могут с помощью макияжа сильно изменить лицо человека. Тональный крем, пудра, тени и другие косметические средства помогают справиться с этой задачей и могут сделать лицо более ярким, серьёзным и запоминающимся. Эта работа важна уже только потому, что на съёмках для телевидения дают очень светлый свет, и в его лучах контуры лица теряются и зритель видит только что-то овальное цвета мяса.

Команда Ральфа Зигеля пригласила для работы одного из самых известных и успешных визажистов - Хайди Мозер. В своих "мейк-ап" студиях в Нью-Йорке, Париже и Мюнхене она обслуживала многих звёзд шоу бизнеса и умела оптимально правильно "создать" лицо для выступления на сцене и для съёмок. После приглашения поработать с группой, она полностью сосредоточилась на этом проекте.

Костюмы и маски были проблемой, и времени заниматься чем-то другим, просто не было. В своём выступлении группа должна была не только хорошо выглядеть и просто быть на сцене, но ещё и петь песню и отлично танцевать. Ральф Зигель поставил перед собой задачу хореографического характера: "Я искал и нашёл хорошо известного и высоко профессионального хореографа Ханнеса Винклера. Он был очарован идеей группы, и я пригласил его поработать с нами".

Ханнес Винклер - один из самых известных хореографов Германии. Он ставил много балетов для телевидения, постоянно сотрудничал со вторым германским каналом и оформлял передачу "Musik ist Trumpf". Винклер сразу приступил к работе. Эта часть работы была одной из самых трудных при подготовке к полуфиналу. Сложность заключалась в том, что большинство участников группы были абсолютными новичками в области танцев. Только Луис Потгитер, который в силу своей профессии долгие годы танцевал классический балет на многих международных сценах и Генриетта Хайхель, которая долгое время занималась фигурным катанием, могли опираться в этом деле на свой прошлый опыт. Другим оставалось только доверять танцевальным па и своему чувству такта, так как раньше им никогда не приходилось танцевать синхронно заученный танец. Началась многочасовая и многодневная работа. Дата 17 марта, на которую был назначен полуфинал, неумолимо приближался. Группа работал с самого раннего утра до позднего вечера, для того, чтобы в день конкурса отлично выступить и представить свою программу на сцене.

Ханнес Винклер, который в те дни постоянно работал с группой, стал для всех не только хорошим учителем танцев, но и отличным другом. "Тогда между ними возникли не только отношения преподаватель - ученики, но и просто очень хорошие дружеские отношения. Он стал практически седьмым членом группы. Он помогал с примеркой костюмов, организовывал сценические декорации для телешоу; он помогал разработать режиссерский сценарий, для того, чтобы костюмы, танец, песня и оформление сцены смотрелись гармонично в объективе телекамер". Конечно, это занимало всё его свободное время, но он отложил все свое дела и занимался группой.

Тех зрителей, которые всё ещё воспринимают момент выступления артиста как легкий и непринужденный выход на сцену, и не осознаёт того, как много работы должно быть для этого проделано, наверное, сможет переубедить продюсер группы Ральф Зигель. Как никто другой он работал над планированием и организацией. Он был и другом, и продюсером, и композитором, создателем группы. Во всём этом он выкладывался по максимуму. Небольшой отрывок из его воспоминаний:

"Наверное, не трудно себе представить, что такое жить пять недель в нервном напряжении, 17 марта всё должно быть готово. Одновременно с этим, должен был быть подготовлен материал для пластинки, надо было подготовить танец, сшить костюмы, предоставить фотографии и всё это вместе с людьми, которые познакомились совсем недавно. Конечно, при таком темпе у каждого возникает чувство принадлежности ко всему происходящему и все принимали везде и во всём активное участие. Огромное количество людей было вовлечено в рабочий процесс. Начиная с меня и моей звукозаписывающей компании до продюсирования и личной заботы об артистах:

Не подходила обувь, надо было продлевать паспорта, направлять работу шесть абсолютно разных человек, которые были "вырваны" из своей нормальной жизни. Надо было решать много личных вопросов и так далее и тому подобное. Все вместе мы составили план наших встреч, это было ужасно. Такой рабочий график имеет, наверное, только министр. Например, что касается танцев: этому нельзя научиться за репетиции. Сначала, должна быть заложена база, а затем надо много репетировать. Затем пошли по швам костюмы, и мы решили, что они должны быть из эластичного материала, чтобы в них можно было танцевать. Все костюмы пришлось перешивать, чтобы в них было удобно двигаться на сцене.

И так было почти во всём. В начале это был сплошной стресс, но мы были воодушевлены и верили, что мы всё успеем, и у нас всё получится. Ситуация была нервной ещё и от того, что все прекрасно осознавали тот факт, что группу Чингисхан никто не знает, а конкуренция на германском полуфинале было очень жёсткой. Участники были уже достаточно известны и давно занимались музыкой профессионально: например, Роберта Бланко, профессионал, которой абсолютно точно знает как покорить публику. Или весёлые "Truck Stop" или даже Паола, у которой тогда был успешный хит. Именно она была абсолютным фаворитом конкурса. Чем ближе приближался день полуфинала, тем больше мы нервничали.

Но до того, как группа предстала перед жюри на сцене Munchener Sedlmayr-Halle, надо было выполнить ещё одну, наверное, самую важную задачу - группа должна была записать свою песню на грампластинку. Каждому было понятно, какой объём работы для этого должен был быть проделан с начинающими артистами, но мало кто это осознавал.

Рассказывает Ральф Зигель: "Сначала появляется идея, затем вырабатывается концепция. В этом процессе участвуют авторы и текстовики, которые сидят день и ночь и работают над тем, чтобы улучшить и усовершенствовать тексты. Потом то, что получилось, показывают артисту и спрашивают, понравилась ли ему песня. Я бы никогда не стал записывать песню, если она не нравиться артисту. Песня должна подходить артисту, он должен получать от неё удовольствие. У него должно быть желание петь эту песню. Это ведь то, с чем артист выходит на сцену. Если песня подходит, то затем следует работа над тональностью. Когда исполнитель один, то это немного легче, так как уже заранее задаётся та или иная тональность. Когда надо работать с группой, то это тоже по своему интересно, так как существует звуковой спектр от низкого мужского до высокого женского. С группой я могу в этом плане сделать больше, так как я не привязан только к женскому или только мужскому голосу. Мы садимся с артистом за рояль, определяемся с тональностью и обсуждаем с аранжировщиками ту или иную композицию. Так вырабатывается стиль песни: какую часть играю ударные, какую ритмичные, что тот или иной инструмент должен играть. И только потом начинается работа в студии: сначала записывают, так называемый основной playback, обычно его исполняют четверо или пятеро музыкантов - басс, ударные, гитара и пианино. Мы проигрываем несколько раз, смотрим, что нам подходит, добавляем гитару, тамбурин, синтезатор или другие инструменты. Всё зависит от аранжировки. Потом, если есть такая необходимость, мы добавляем струнные смычковые инструменты или духовые, флейту, кларнет. Сначала артист поёт, в сущности, записывает свой голос, а потом это всё соединяется. Это работа сравнима с работой мага. На одну песню уходит по два, три, а то и четыре дня такой работы. Но это вовсе не означает, что из любого голоса можно сделать шедевр. Голос всегда голос. Дилетанты в нашем деле, полагают, что любой голос можно преобразить, но это вовсе не так. Голос всегда будет таким, какой он есть. Можно изменить только звуки. Если артист не может взять тот или иной звук, то это звучит так, как - будто кто-то кому-то поёт прямо в ухо. И если артист хочет создать своим пением совсем другую атмосферу, то ему следует уметь брать ноты. Естественно, не мало важно в каком соотношении будут смешаны голос артиста и оркестр. Если в некоторых композициях играет оркестр из шестидесяти человек, то конечно же важно, в каком соотношении будут музыка и голос. Если голос слишком громкий, я не слышу оркестр, если оркестр играет слишком громко, то я не слышу голоса. Хочется слышать и игру оркестра, и голос певца. Всё это очень сложная работа. Для многих продюсеров не профессионалов, в этом и состоит основная трудность, создать правильную музыкальную "картинку", состоящую из множества цветов и оттенков. Именно на этом этапе многие музыкальные произведения портят. Если голос слишком глубокий, то не понятен текст, если голос слишком высокий, то исчезает ритм. И работа заключается в том, чтобы создать такой продукт, что публика скажет: "Да, это нам нравиться". Вызвать такие эмоции у зрителя, вот главная задача продюсера".

Приближался день первого выступления группы. Уже на генеральной репетиции, наблюдатели были не так уверены, что группа Чингисхан, которую до этого никто не слышал и не видел, станет аутсайдером полуфинала. У группы было три минуты, показать телезрителям и жюри всё то, на что они способны.

Для участников этого конкурса, организаторы придумали что-то особенное: решение о том, кто должен стать победителем, принимали шестьсот зрителей, с которыми созвонились до начала шоу и которых опросили после его окончания. Итоги подводились с помощью подсчета голосов. Их заносили в компьютер и суммировали в институте социальных опросов в городе Алленсбах.

Первые голоса, поступившие в компьютер, установленный в Walter-Sedlmayr-Halle, в решающий день, 17 марта 1979 года, оправдали надежды продюсера группы. Уже через минуту, после начала выступления всё завертелось. Менялись местами только призёры второго и третьего места, в победителе никто не сомневался - это была группа Чингисхан.

Ральф Зигель, который во время концерта сидел за сценой вместе со всеми остальными участниками и как завороженный смотрел на экран компьютера, позднее рассказывал: "Конечно, я был охвачен беспокойством, когда мы стали победителями полуфинала. Я сидел со своим другом Берндом Майнунгером (Bernd Mainungen) и держались за руки. Я был близок к тому, что просто взорвусь от радости. Когда несколько недель живешь в таком напряжении, можно было закричать "Ура!". В таких ситуациях говоришь с чувством облегчения: "Господи, мы справились. Это просто фантастика!" Первая радость была сопряжена ещё и с тем фактом, что через неделю группа должна была выйти на с цену с этим же номером в Иерусалиме.

Уже на следующий день газеты пестрили новостями о Чингисхане. И ещё до того, как Ральф Зигель и группа осознали тот факт, что именно они поедут представлять Германия в Израиль, их песня уже была у всех на слуху. Группу стали сразу приглашать в телестудию. Передачи Disco, Drehschiebe и популярная на Северогерманском радио Schaubu стали для группы зелёным светом на телевиденье. И пока группа наслаждалась своим первым успехом, работа шла дальше: до отлёта в Израиль костюмы должны были быть улучшены, паспорта продлены, чемоданы собраны и заказаны билеты. Для выступления в Иерусалиме перед миллиардами человек во всём мире, которые смотрели шоу по телевизору, должен был быть создан ещё более профессиональный танец. Между тем, адрес офиса группы Чингисхан, расположенного в Мюнхене, на улице Хёшель, был уже известен всем международным конкурентам. Ральф Зигель, Фольфганг и Генриетта Хайхель, Лесли Мандоки, Стив Бендер, Луис Потгитер и Эдина Поп посмотрели на видео записи тех артистов, с кем им предстояло соперничать Иерусалиме.

На 25 марта 1979 года в расписании группы стояла одно короткое предложение: 12.30 встреча в аэропорту. 14.30 вылет в Тель-Авив через Афины. Вольфганг Хайхель, был выбран представителем группы, он рассказывает, как это всё было: "Вылет. До этого упаковать чемоданы, закрыть квартиру - никто из нас не был к этому готов. Просто мы вдруг стали звёздами. Никто из нас даже не мог об этом мечтать. Вылет в Израиль. Уже при промежуточной посадке в Афинах, пограничники подошли к нам и кричали «Чингисхан, вы прекрасны!» Они видели нас по телевизору в программе, где как раз показывали финальный отбор песни для конкурса. По прибытию и Израиль у нас сразу начались репетиции. Безопасность обеспечивали военные, которые стояли в несколько кругов в оцеплении вокруг концертного зала, который располагался примерно в двадцати метрах от нашего отеля. Мы постоянно проходили через контроль и металлоискатели. Кроме того, было очень ветрено, и перемена климата сразу влияет на голос. И я действительно боялся, что не смогу взять нужную ноту. У нас была первая репетиция, затем первый серьёзный прогон программы. Там мы познакомились с остальными конкурсантами. Я должен честно сказать, между нами не было никакой конкуренции. Повсюду слышались дружественные приветствия «Шалом», «Чао», «Хей» .Все были открыты и милы. Уже с первого дня, для всех было очевидным, что мы победим. Все думали: ’В этом году победителем будет Германия’. Во всем этом было очень много милых мелочей: кельнеры в нашем отеле делали ставки на нашу группу, как на скачках. Они не ставили на своего, израильского, исполнителя, они ставили на нас. Люди выбегали из магазинов, чтобы обнять нас и сказать «Чингисхан супер. Мы любим вас. Вы просто фантастичны» - как бы смешно сейчас это не звучало, но так было. Это было, на самом деле, как бальзам на душу. Каждый день мы репетировали как сумасшедшие. И вот наступил день самый важный день. Весь концертный комплекс был оцеплён. Потом нам рассказывали, что на крыше была установлено противоракетное оборудование. За день до концерта, израильский министр обороны, выступал перед парламентом и говорил о мире, согласии покое. Итак, по всюду была мощнейшая охрана. Израильтяне боялись террористических актов. Например, в первую ночь, которую мы провели на израильской земле, многие попадали из своих кроватей, так как где-то в старой части города прогремели взрывы. В полудрёме я подумал, что это просто сильный ветер. Другие же не на шутку перепугались. Кстати, с охраной у нас не было никаких проблем. Они вовсе не были навязчивыми. Нас не раздражали эти бесконечные проверки военных. Зато нас не отпускало постоянное чувство защищённости. И, вообще, израильтяне производили самое позитивное впечатление".

В том, что Чингисхан пользовался огромной популярностью не только у израильтян, но и у всех других музыкантов, не позволяют усомниться очевидцы: вот что говорил в своём интервью израильской газете "Gali Atari", певец из израильской группы Milk And Honey - который позднее стал победителем конкурса: "Я верю, что у нашей песни «Hallelujah» есть все шансы на победу, но мне так же очень нравиться песня группы Чингисхан. Вероятно, они и станут победителями".

Ральф Зигель, который переживал вместе со своими подопечными, рассказывает: "Мы совсем не ожидали, то, что группу будут так тепло принимать в Израиле. Где бы мы не были, повсюду люди кричали: «Вы выиграете, Вы выиграете!» Со одной стороны это не очень хорошо, когда группа заранее становиться фаворитом, но с другой стороны это предаёт сил и уверенности в том, что мы действительно хороши".

Израильтяне проделали огромную работу. Ведь так трудно провести шоу такого масштаба в режиме «life». Не было никакого точного расписания, репетиции проходили отлично, телевизионщики были очень милы и очаровательны. А в день генеральной репетиции у группы был невероятный успех, люди в зале неистовствовали. В финальном отборе группа заняла девятую позицию. Вольфганг Хайхель вспоминает: "Для нас очень сильными конкурентами были конкурсанты из Греции. Но ведь мы всегда смотрим на это всё как музыканты, а не как зрители или слушатели. Всегда забываешь о самом себе, если речь идёт о победителе. Всегда думаешь, другие артисты такие сильные; мы выйдем на сцену и сделаем это как можно лучше. Конечно, каждый из нас в душе хотел победить; к тому же мы заранее получили «лавровый венок от наших поклонников». Незадолго до начала концерта, к нам в гардеробную зашёл шведский журналист и спросил: «Как мы себя чувствуем, будучи почти победителями?»

Поздно вечером всё началось. Это было очень напряжённо. Мы занимали очень хорошую позицию до того момента, как Германия не поставила ни одного балла Израилю. Несмотря на всё, мы были очень довольны четвёртым местом; ведь опять в дело вмешалась политика. Так как Германия не дала ни одного пункта Израилю, возникла ситуация политического характера, которой до этого не существовало.

Несмотря на четвёртое место, Израиль стал для группы окончательным, международным прорывом к успеху. Когда группа вернулась на родину, вместе группой радовались и её фанаты. Ведь в течение долгого времени никому из немецких артистов не удавалось занять такое высокое место на этом конкурсе, никто не был так близок к победе.

После окончания фестивальной рутины, для группы началась рутинная работа, связанная с подготовкой шоу. В течение всего нескольких недель было продано более 300 000 синглов группы. Исполнители получили первые золотые пластинки. Каждый день телефон в офисе Ральфа Зигеля просто разрывался. Каждый хотел снять группу в своей передаче. В газетах были напечатаны огромные статьи про группу. Немецкие музыкальные печатные издания пестрили фотографиями группы. Группа ездила на съёмки в телешоу в Голландию и Италию. В Германии тоже телекамеры были "нацелены на группу": «Хит-парад с Дитер Томасом Хеком», «Диско с Ильёй Рихтером», «Стар-парад с Райнером Хольбе».

Пока группа после выступления на Grand Prix ездила по стране с насыщенной программой, Ральф Зигель и Бернд Майнунген уже занимались следующей проблемой: что будет дальше? Как будет называться следующая композиция? Какими должны быть песни для пластинки? Такие были вопросы, которыми задавалась создатели группы. И опять у продюсера было что-то припасено для такого случая. Ещё до того, как группа отправилась на полуфинал в Мюнхен, Ральф Зигель сочинил ещё одну песню: "Как то я проснулся в четыре утра, и мне пришла в голову мысль о Москве. Я сразу встал и наиграл всю песню, без слов и надеялся, что утром вспомню всё то, что проиграл ночью. Утром я встал, прослушал мелодию и убедился в том, что это то, что надо: "Бернд и я очень долго работали над этой композицией, особенно Бернд. Он постоянно переписывал текст заново. Проблема была в том, что в тексте не должно было быть политического подтекста. Конечно, восточная атмосфера выдавала себя, и в этом отношении нам очень помогло то, что Олимпийские игры проходили тогда именно в Москве. Тогда я подумал, что надо взять для костюмов олимпийские цвета, их как раз хватал на всех участников группы".

Конечно, для этой песни надо было придумать новый танец. До того, как группа 14 июня появиться в "Reiner Holbes Starparade", Ханнес Винклер опять дни и недели работал с группой в студии для того, чтобы воплотить в жизнь новые идея и комбинации.

Между тем, команда Зигеля ломала голову над новой пластинкой: в противовес другим группам, Чингисхан работал всем составом над пластинкой. Например, Лесли Мандоки написал музыку к композиции "Pusta" а Стив Бендер мелодию для "Pass auf der Drache kommt". И именно здесь стала заметна кардинальная разница между группой Чингисхан и другими артистами. Чингисхан поёт и танцует, не только то, что им пишут и показывают другие, но и сами артисты работают над концепцией группы. Например, Вольфганг Хайхель говорит: "Мы не диско группа, мы не Boney M. Мы хотим сделать не просто шоу программу, но и доставить радость зрителям. Это выражается в том, что мы затрагиваем чувства зрителей. Мы хотим, чтобы зрителем было интересно смотреть шоу, мы хотим разбудить их фантазию. Публика должна говорить: "Послушай, там группа Чингисхан, давай посмотрим. Интересно, что они придумали на этот раз". Мы просто хотим доставлять радость людям и то, что у нас получается, доказывают 30000 или 40000 писем фанатов.

Ральф Зигель добавляет: "Будущее группы прежде всего зависит от самих артистов. Я полагаю, что концепция группы довольно долгосрочна. У всех шести исполнителей огромный музыкальный потенциал: Лесли Мандоки сам сочиняет музыку, Стив тоже, а Вольфганг пишет песни. Эдина превосходно играет на пианино - все с удовольствием делают музыку и делают это очень хорошо. Несомненно, в будущем, корона будет не на голове Луиса или лысине Стива, а вознаграждаться будет тот факт, что группа хочет и может быть успешной. Сегодня, и это моё личное мнение, в шоу бизнесе надо делать больше, чем просто стоять перед микрофоном в чёрном костюме и петь.

Я думаю, нам это доказали многие звёзды. Возьмём, к примеру, Village People, у них интересная программа. Мы же работаем для телевидения, для публики. Пластинки, это только средство общения, ведь пластинка останется пластинкой, а вот когда группа появляется на экранах телевизоров или на сцене, их хотят не только услышать, но и увидеть. А для этого требуется больше, чем просто чёрный костюм артиста. Зрителю можно предложить больше, и артисты группы Чингисхан не только обладают талантом, но и просто рождены для этого: они прекрасно выглядят, хорошо танцуют, музыкальны, обладают шармом и способностями предложить публики больше, чем просто всем вместе выйти на сцену и спеть песню. Для всего этого существует определение ’развлечение’, а я тот человек, который любит развлечения".

В то время, как в офисе группы, продюсер размышлял о будущем группы, группа покоряла вершины зарубежных хит-парадов: неделями группа оставалась на вершине австралийских, голландских, датских, шведских, швейцарских, норвежских и финских хит-парадов. Успех группы в таких странах как Япония и Израиль поразил даже такого опытного продюсера, как Ральф Зигель. В Японии композиции "Чингисхан" и "Москва" исполненные на немецком языке занимали первые строчки хит-парадов. До этого момента, не одна немецкая группа, исполнявшая песни на немецком языке не могла подняться так высоко в международных хит-парадах. Ральф Зигель и его команда ликовали. Сразу в 1979 году японцы пригласили группу приехать в турне по японским островам. И только из за нехватки времени, группа не смогла реализовать этот проект. Он мог состояться только лишь в 1980 году. Между тем в Японии вышла кавер-версия на песню "Чингисхан". Японская вариант мгновенно взлетела на вершины хит-парадов.

В Израиле песня Чингисхан стала песней года 1979. Через четырнадцать дней после Grand Prix, эта композиция оказалась на первом месте Израильского хит-парада. Это удивительно ещё и потому, что с момента возникновения израильского радио, ещё никогда не выпускали в эфир песню на немецком языке, не говоря уже о том, чтобы она была в хит-параде. Израильские партнёры Ральфа Зигеля позвонили ему и предложили для группы турне по стране. Их комментарий: "Чингисхан сейчас самая популярная песня. Группа должна немедленно приехать на гастроли". 25 октября 1979 года обновлённая группа отправилась в Израиль. Несмотря на суету и стресс, смену климата и трудности, связанные с переездом, группа дала в четырёх израильских городах 30-40 минутные концерты. Не только публика ликовала. Группа привезла с этих гастролей золотую пластинку, официальный Израиль удостоил группу особым вниманием: 31 октября группа получила из рук израильского министра культуры, в то время ещё совсем молодую премию "Israel-Egypt-Peace-Price"и "Israelisch-Agyptische Friedensmedaille". События, которым до этого в Германии удалялось мало внимания, теперь стали высоко цениться. Все знают прошлое Германии и огромные усилия, которые прикладывали Египет и Израиль, чтобы наладить мир в тех регионах. Так что, шесть немецких музыкантов получили ещё одно вознаграждение во время своего короткого турне по стране: Чингисхан был объявлен группой года и получил премия "Оскар 79".

В других странах творчество группы тоже высоко ценилось. Ещё до второй поездки в Израиль, радио Люксембург вручило группе на арене "Dortmunder Westfallenhalle" золотого льва, одну из самых значимых наград в области поп музыки. Так же группа продолжала получать золотые пластинки: 3 декабря, к этому моменту группе ещё не было и года, группа, композиторы и авторы текстов получили награду за 250 000 проданных пластинок. По этому случаю состоялся гала вечер в "Munchner Diskothek Club Pine", на который были приглашены друзья и помощники группы. Им были вручены награды.

Однако группа должна была работать и двигаться вперёд: уже перед Новым годом должен был быть готова следующий хит: "Hadschi Halef Omar", маленький помощник сильного и справедливого бойца Kara Ben Nemsi из восточных рассказов Karl Mays. Такового было название следующего хита. Для группы снова началась работа. Новые костюмы на этот раз от модного модельера Гизелы и её команды; новый танец, новая музыка, новые записи в студии. Результат должен был быть представлен на суд публики к концу года: на новогодней танцевальной вечеринки второго немецкого телевизионного канала. Песню записывали с 10 по 16 декабря Саарбрюккене, а в назначенный день она была представлена зрителям.

Ральф Зигель рассказывает об истории создания этой песни: "Когда мы думали о следующем хите, то нам пришла в голову идея о том, что у немцев как у детей так и у взрослых есть свой любимчик в современной литературе. Это Karl May. И по сей день, этот автор остаётся самым читаемым автором. Мой друг Бернд Мейнунген придумал создать песню о герое, которого любят и старшее и младшее поколение, а именно песню о Hadschi Halef Omar". Нам не хотелось изображать на сцене ковбоев и индейцев, так что эта тематика показалась нам оптимальной. Я надеялся, что все будут рады так же, как и музыканты в студии. Первый концертмейстер, которому было уже шестьдесят, очень обрадовался, и, не мешкая, выдал нам полное имя нашего героя: Hadschi Halef Omar Ben Hadschi Abul Abbas Ibn Hadschi Dawuhd al Grossara.

В 1980 году вышел второй альбом "Rom" (1980), сделанный по той же схеме калейдоскопа - капитан Немо, Кон-Тики, Мадагаскар, персонажи книг Карла Мая (по этому поводу "монголов" переодели в ковбоев)... Но былой лихости уже не было, возможно потому, что ни одной песни про монголов Dschinghis Khan здесь не записали, а возможно потому, что это был лишь один их многих проектов Зигеля, и тот пустил дело на самотек. Чувствуя, что кривая удачи нацелилась вниз, Бендер прикинулся больным и ушел из группы, чтобы затем начать сольную карьеру.

Третий альбом с нарочито миролюбивым названием "Wir sitzen alle im selben Boot" (1981) был лишь бледной тенью прошлого успеха. "Helden, Schurken & der Dudelmoser" (1982) бил все рекорды по разнообразию тем - Пикассо, Билли Кид, Роки Марчиано, Мата Хари и сам Джеймс Бонд, никто не ушел от Dschinghis Khan. В том же году песня Зигеля наконец выиграла "Евровидение", но сам отец "монголов" после этого слег с нервным истощением.

К этому времени продажи записей группы катастрофически упали, и Зигель, похоже сам не знал, как спасать так резво начинавшийся проект. Он написал для них мюзикл в латиноамериканском стиле "Corrida" (1983), но это оказалась лебединой песней Dschinghis Khan. В 1985 году группы не стало по причине полной финансовой несостоятельности.

Если Эдина Поп, Лесли Мандоки и Вольфганг Хайхель ринулись по следам Бендера творить сольную карьеру, то экс-жена Хайхеля Генриетта (теперь под девичьей фамилией Штробель) и танцор Потгитер попытались продлить момент славы под именем Dschinghis Khan Family. Два неудачных сингла в 1986 году - и оба они покинули мир музыки. В 1993 году Потгитер умер от СПИДа в Южной Африке.

Вся эта сага прошла мимо советского человека, которому лишь довелось увидеть по телевизору в новогоднюю ночь, как шестеро мордатых немцев прикидываются казаками под Rockin' Son of Dschinghis Khan. После Кобзона и Зыкиной это выглядело впечатляюще до ужаса. И еще этот немецкий язык... Кто-то из великих сказал, что на этом языке даже с лошадью разговаривать неприлично; у России же после двух мировых войн к немцам свои претензии, вот и получилось: поется стандартный набор интуриста про русскую душу, водку, икру и золото церквей, а слышится - "забросаем бомбами".

В новом тысячелетии, когда по России уже катались Тото Кутуньо, Ottawan и несколько составов Boney M, участники Dschinghis Khan не раз получали приглашения приехать, но ни у кого ничего не получалось. Непонятно было, кого, собственно, можно считать группой Dschinghis Khan: у продюсера другие интересы, артисты давно завязали с шоу-бизнесом, а танцор Луис Потгитер умер в 1993 году от СПИДа. Не нашлось даже человека, способного набрать болванчиков, которые открывали бы рот под старые фонограммы.

В итоге, в 2005 году после долгих уговоров в "Олимпийский" прибыли участники оригинального состава Dschinghis Khan: Эдина Поп, Стив Бендер и бывшие супруги Вольфганг Хайхель и Генриетта Штробель. Для них в Европе подобрали несколько бэк-вокалистов, сообразили костюмы из шкур, мехов и золота и восстановили десяток фонограмм. На сцену к многотысячной аудитории участников Dschinghis Khan выносили на паланкинах в сопровождении лошадей и очень нервничающих верблюдов. Поначалу немцы, похоже, просто не верили своим глазам, потом освоились, а к середине шоу компания уже совсем напоминала какое-нибудь двухтысячное представление "Принцессы Турандот" в вахтанговском театре.

Самым сенсационным, конечно, оказался тот факт, что участники Dschinghis Khan были совершенно не в курсе контекста, в котором их творчество подавала советская пропаганда. На пресс-конференции Вольфгангу Хайхелю сообщили, что россияне привыкли считать, что в песне "Moskau" поется "забросаем бомбами" и "будем веселиться мы на твоих развалинах, Москва". Он был искренне удивлен. На концерте эту историческую несправедливость попытались исправить. На экранах шли субтитры с переводом - про икру, волшебные купола церквей и загадочную русскую душу. Однако присутствующие, кажется, по привычке пели: "Будет вам Олимпиада, о-хо-хо-хо-хо!"

Седьмого мая 2006 года не стало Стива Бендера - он умер от рака. Это был тяжелый удар для оставшихся трёх членов группы. Должна ли группа прекратить свое существование? Долго раздумывая, члены коллектива решили продолжить свое выступление в память о Стиве Бендере и Луисе Хендрике Потгитере. В июле группа выступила на стадионе Улана Батора в Монголии вместе танцорами "The Legacy of Genghis Khan". Участники коллектива "отметили" 800-ый день рождения Чингисхана вместе с его пра-пра-правнуком. Это было необыкновенное шоу с лошадьми, верблюдами и танцорами на потрясающем фоне с множеством спецэфэктов.

В 2007 году вышел последний (на сегодняшний день) альбом группы, состоящий из новых композиций и современных обработок старых хитов. История Dschinghis Khan продолжается!..

Источник: дайджест музыкальных интернет-ресурсов.

Если вы заметили какие-либо неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом по электронной почте

Hosted by uCoz